пятница, 8 июля 2011 г.

Бронетехника во Вьетнамской войне.

Американский танк М48АЗ форсирует водную преграду.
Осенью 1966 г. переброской во Вьетнам 11-го бронекавалерийского полка («Черные лошади») была подведена черта под дискуссией на тему: «Нужны ли танки для противопартизанских действий в джунглях?» Этот полк не был первым танковым подразделением, принявшим участие в боевых действиях в Индокитае; ранее туда уже отправились танкисты из корпуса морской пехоты и бронекавалерийских частей, входивших в состав пехотных дивизий; танки и гусеничные БТР применялись и армией Южного Вьетнама. Именно обобщение боевого опыта, приобретенного в ходе операций против Вьет Конга с участием тяжелой техники, уже
имевшейся во Вьетнаме, привело к принятию командованием армии США решения об отправке на театр военных действий отдельного танкового подразделения – 11-го бронекавалерийского полка.

Во Вьетнаме танки применялись еще французами в ходе 1-й инодокитайской войны 1946-1953 гг. Французы заложили и основу бронетанковых войск вьетнамской армии, сформировав в 1950 г. бронетанковый корпус. На вооружении у вьетнамцев были легкие танки M5 и M24, полугусеничные бронеавтомобили M3, бронетранспортеры M3 и М8, а также самоходные гаубицы M8. После поражения французов образовалось два государства: Вьетнам Северный, ориентирующийся на «светлые идеи» Маркса-Энгелься-Ленина-Мао и Вьетнам Южный, который исповедовал ценности «свободного мира». Французы бесславно ушли из обоих Вьетнамов, но – свято место пусто не бывает.

Так, в Южном Вьетнаме, их сменили американцы. Уже в 1956 г. (кстати, официально разделение Вьетнама на два государства было оформлено Женевскими соглашениями только в 1957 г.) военные советники из Штатов затеяли генеральную реорганизацию вооруженных сил страны. Однако, поставки современной боевой техники начались только с 1960 г., когда борьба правительства Южного Вьетнама с прокоммунистическими вооруженными формированиями приняла характер войны.

В 1962 г. две роты были полностью оснащены новейшими тогда гусеничными БТР М113. Боевое крещение они получили весной того же года в дельте Меконга. Первый опыт использования этих машин сразу же выявил как и сильные их стороны, так и слабые. Несмотря на то, что М113 оказались самыми проходимыми среди всех южновьетнамских гусеничных машин, включая танки, по рисовым полям они передвигались с большим трудом, а отсутствие бронещитка пулемета приводило к повышенным потерям.
Танки нередко применялись в поисково-ударных операциях. Танковые орудия оказались эффективными для разрушения командных пунктов противника, как правило хорошо защищенных. Этот американский М48 без правой гусеницы и одного опорного катка ожидает ремонта и временно может использоваться только в качестве стационарного средства огневой поддержки.

Особенно много критики в адрес плохой защищенности БТР было высказано после крупного сражения за населенный пункт Ап-Бак, расположенный к юго-западу от Сайгона. В районе деревушки разведка обнаружила отряд Вьет Конга численностью в 200-300 человек. Командир 7-й южновьетнамской дивизии принял решение уничтожить коммунистов. Утром 2 января 1963 г. начался штурм деревни; в атаке приняло участие около 3000 человек, в том числе, рота мотопехоты на М113. С воздуха атакующих поддерживали вертолеты Н-21 и UH-1. Вместо того, чтобы отступить, как это обычно бывало в случае атаки превосходящими силами, партизаны заняли круговую оборону и, несмотря на удары с воздуха, артиллерийский огонь и несколько атак, проведенных при поддержке бронетехники, смогли продержаться до вечера. Ночью же, под покровом темноты они покинули деревню, потеряв всего двенадцать человек убитыми. Потери атакующей стороны были куда более внушительными: 200 человек убитыми и ранеными, пять сбитых (четыре Н-21 и один UH-1) и девять поврежденных вертолетов. Были убиты или ранены почти все командиры М113, поскольку им приходилось вести огонь из пулеметов, подставляя себя под партизанские пули. Результаты этой «пирровой» победы произвели впечатление и на командование армии Южного Вьетнама, и на американских советников. Выводы были сделаны по обе стороны Тихого океана. На смену устаревшим танкам M24 «Чаффи» из США были доставлены более совершенные M41, в самом Вьетнаме начали дорабатывать М113, устанавливая щиты, прикрывающие пулеметчика от огня стрелкового оружия. Кроме танков M41 из-за океана прибыла небольшая партия гусеничных БТР M114 для испытаний в боевых условиях. M114 показали полную непригодность для войны в местных условиях, в первую очередь из-за худшей по сравнению с М113 проходимости.

Бой за деревушку имел куда более значительные последствия, чем переоснащение армии новыми танками. Коммунисты, очень умело используя свой успех в пропагандистских целях и настроениях народа против режима генерала Нго Динь Дьема, развернули широкомасштабную кампанию борьбы с гарнизонами «стратегических деревень». Правительство стремительно теряло контроль над территорией страны. Командование вооруженных сил Южного Вьетнама, в свою очередь, было тоже недовольно генералоMпрезидентом, сосредоточившим в своих руках слишком много власти и ведущего страну к поражению. В довершение всего Дьем, будучи католиком, умудрился поссориться с буддистами, к которым относится большинство вьетнамцев. Неудивительно, что 1 ноября 1963 г. на улицах Сайгона появились армейские части, которые при поддержке танков M24 и БТР М113 атаковали президентский дворец. Во главе путча стал генерал Трань Ван Мин; за кулисами путча стояло ЦРУ США. Дьем бежал, хотя надежды на свое возвращение не терял до последнего. Погиб он, когда на присланном за ним М113 возвращался во дворец для переговоров с победителями. К власти пришло правительство генералов, умело сформированное в Вашингтоне, однако, спустя короткое время, прозвучали выстрелы в Далласе и на какое-то время США стало не до своих вьетнамских подопечных.
Несколько танков М48 были переоборудованы в огнеметные, при этом огнесмесь выбрасывалась через ствол штатной пушки. Это оружие, смертельное для незащищенного противника, применялось в основном для обстрела мест предполагаемых засад на маршруте движения колонны.
За три месяца до свержения Дьема произошел Тонкинский инцидент, положивший начало широкомасштабному участию США во вьетнамской войне. В конце 1964 г. во Вьетнам стали прибывать соединения американских вооруженных сил. Возобладало мнение, что решающей силой в противопартизанской войне будет пехота; вдобавок ко всему с самого начала общественное мнение крайне отрицательно отнеслось к использованию американских войск в «грязной» войне, а наличие тяжелого вооружения при желании можно расценить как «эскалацию агрессии». Исходя, главным образом, из политических мотивов, пехотные и механизированные дивизии, предназначенные для отправки в Индокитай, лишались танковых батальонов. Исключением стала лишь 1-я пехотная дивизия, которой оставили по роте танков M48 и БТР М113 – их планировалось испытать в боевых условиях. Уже первые столкновения показали, что участие в них бронетехники резко уменьшает потери. Так, в ноябре 1965 г. в боях за деревню Ап-Бау-Банг кавалерийская рота 1-й пехотной дивизии не имела убитых, хотя и потеряла пять М113. Конечно, боевой опыт выявил и недостатки: недостаточную проходимость М113 и отсутствие бронещита пулемета – как будто бы и не было боев двухлетней давности, а рапорты американских советников в армии Дьема какой-то клерк из Пентагона аккуратно подшил в дело и поставил пылиться на полку.

БТР М113 стала «рабочей лошадкой» вьетнамской войны. Эти машины применяли все участники боевых действий. Бронетранспортер завоевал популярность простотой технического обслуживания, легкостью в управлении и надежностью. Недостаточное бронирование пытались компенсировать мешками с песком, навешенными с бортов опорными катками и плитами от минометов. В местных условиях стандартное вооружение из 12,7-мм пулемета усиливалось установкой еще двух пулеметов калибра 7,62 мм. Во Вьетнаме применялись также и специализированные модификации М113, количество которых с трудом поддается учету. Наиболее известные: М132 «Зиппо» – БТР, вооруженный огнеметом; самоходный 82-мм миномет М106; командно-штабная машина М577; БТР для транспортировки грузов М548; ЗСУ M163, вооруженная шестиствольной пушкой «Вулкан». Для ЗСУ целей в воздухе не нашлось, но БТР оказался очень эффективен при обороне авиабаз: шквал 20-мм снарядов буквально сметал ряды наступающих вьетконговцев.
Американские танкисты использовали во Вьетнаме как обычные осколочно-фугасные снаряды (на фото), так и шрапнельные, каждый из которых был начинен 8500 поражающими элементами.
Как ни странно, но первыми применили во Вьетнаме столь сухопутное боевое средство, как танк, морские пехотинцы. Так же как и в случае с пехотными дивизиями армии США, генералы из Командования военного снабжения Вьетнама не рекомендовали (мягко говоря) брать с собой тяжелое вооружение по различным политическим и тактическим мотивам. Однако Корпус морской пехоты США – особый род войск, это не армия, чтобы подчиняться каким-то сухопутным крысам. Командование морской пехоты решило взять с собой все штатное вооружение: «Неужели морская пехота не знает ЧТО лучше?» В марте 1965 г. в Дананге выгрузился 3-й танковый батальон КМП, имевший на вооружении танки M48A3. Это было единственное танковое подразделение морской пехоты, принимавшее участие в боевых действиях.

Бронетехника имелась и в других частях морской пехоты, переброшенных во Вьетнам. На вооружении 1-го и 3-го противотанковых батальонов находились легкие самоходно-артиллерийские установки «Онтос», вооруженные шестью 106-мм безоткатными орудиями каждая. 1-й и 3-й амфибийные батальоны имели на вооружении плавающие гусеничные БТР LVTP-5 и специализированные машины на его базе: ремонтно-восстановительные LVTR, машины разминирования LVTE и машины огневой поддержки LVTH со 105-мм гаубицей, установленной во вращающейся башне. К концу 1965 г. на вооружении морской пехоты в Индокитае было 65 танков M48, 12 огнеметных танков M67, 65 САУ «Онтос», 157 LVTP-5 и незначительное количество LVTR, LVTE, LVTH, а также самоходно-артиллерийские установки M53 и M109 (155-мм гаубицы), M107 (175-мм гаубицы, очень эффективно использовались при обороне Кхе Сана). Части морской пехоты были единственными американскими подразделениями во Вьетнаме, не имевшими никаких ограничений на использование бронетанковой техники в боевых действиях.

В плане применения этих немалых по масштабам 1965 г. бронесил морские пехотинцы не предложили ничего нового: охрана военных баз, эскортирование конвоев и непосредственная поддержка пехоты; в последнем случае одной пехотной роте придавался один танк.

Первые стычки с вьетконговцами танкисты морской пехоты имели летом 1965 г., происходили они, как правило, в ходе патрулирования периметров лагерей моряков. По-настоящему танки впервые показали себя в сражении в районе Чалай. По данным разведки до полка вьеткоговцев собирались атаковать крупную военную базу в этом районе. Американцы приняли решение их упредить. В результате скоординированных действий пехоты, вертолетов и десантников вьетнамцев удалось прижать к морю, путей к отступлению у них не было. Бои продолжались в течение недели; противник был полностью уничтожен. Танки и самоходные пушки «Онтос» оказывали огневую поддержку наступающим частям. Своими действиями танкисты доказали возможность использования тяжелой техники в условиях джунглей и заболоченных рисовых чеков. В то же время американцы понесли тяжелые потери, колонна из трех M48 и пяти LVTP, шедшая без сопровождения пехоты, напоролась на партизан и была полностью уничтожена.
Американский танк в китайском квартале Чопон города Сайгон. На башне видны траки гусениц, которые использовались как дополнительная защита от кумулятивных выстрелов.
В течении последующих трех лет бронетанковые подразделения осуществляли огневую поддержку войск, охрану военных объектов, где они интегрировались в систему стационарных огневых точек. Во время знаменитой обороны Кхе-Сана, сражение за который американские историки относят к самой большой победе вооруженных сил США во вьетнамской войне, обороняющихся поддерживали пять танков M48 и две установки «Онтос».

Под Кхе Саном танки ПТ-76 применили и коммунисты, правда, безуспешно: семь машин было уничтожено противотанковыми гранатометами М72 LAW (Light Anti-Tank Weapon).

В ходе «новогоднего» наступления Вьет Конга и регулярных подразделений армии ДРВ, танкисты морской пехоты принимали участие в уличных боях в городе Хюэ. Плохие погодные условия мешали эффективному применению авиации и артиллерии, их роль взяли на себя M48 и «Онтос». Танки действовали в боевых порядках морской пехоты, поддерживая ее огнем.

«Новогоднее» наступление было поворотным пунктом в войне. Американцы одержали победу, но их потери были слишком велики. Белый Дом взял курс на «вьетнамизацию» войны, и с этого момента общее количество американских солдат в Индокитае стало неуклонно уменьшаться. Первыми домой отправились морские пехотинцы; последний танк, принадлежащий КМП, был погружен на транспортное судно в 1969 г. Полностью части морской пехоты были выведены из Вьетнама в 1971 г.

Морская пехота была первой в использовании танковых частей в противопартизанской войне, однако, эффективность и тактика их применения оставляла желать лучшего.

За два первых года вьетнамской войны морской пехотой, 1-й пехотной дивизией и 11-м танковым полком был накоплен значительный опыт применения тяжелой техники в специфических условиях Вьетнама. На основе этого опыта в первой половине 1967 г. было проведено переоснащение бронекавалерийских подразделений, действовавших во Вьетнаме. Все танковые части получили бронетранспортеры М113 и пехоту, превратившись в механизированные. Танки и БТР действовали совместно в составе поисково-ударных групп, пытаясь вырвать инициативу в ведении наступательных действий у коммунистов. Надо сказать, попытка не увенчалась успехом, и чаще всего танки и БТР применялись в обороне, а не в наступлении.

Высокую эффективность бронекавалерийские подразделения продемонстрировали при отражении серии хорошо спланированных ударов отрядов Вьет Конга и регулярных частей армии ДРВ в начале 1968 г., известных как «новогоднее наступление». Нападения на американцев и правительственные войска происходили по всей территории Южного Вьетнама. Особенно тяжелыми были бои в городах Сайгон, Лонгвинь, Бьенхоа, в районе авиабазы Тан-Сон-Нат. Хорошая тактическая мобильность гусеничной техники позволяла быстро перебрасывать танки и САУ на угрожаемые участки для оказания огневой поддержки обороняющимся. Американцы опомнились от внезапного нападения уже через несколько часов и начали постепенно выдавливать противника из городов и военных баз. Уличные бои – не лучшие условия для применения танков и БТР, к тому же в начале 1968 г. вьетнамцы впервые в больших количествах стали применять ручные гранатометы РПГ-7. Особенно велики были потери среди экипажей танков M48А1, на которых стояли бензиновые двигатели; эти танки, наряду с «Шериданами» пользовались во Вьетнаме дурной славой; были случаи отказов танкистов идти на них в бой.
«Шеридан».
 «Новогоднее наступление» не принесло коммунистам военной победы, но моральный и пропагандистский успех акции был огромен.

Вооруженные силы США и Южного Вьетнама в 1968 г. полностью завладели инициативой и сумели уничтожить все крупные базы Вьет Конга на территории страны. Однако, война далеко не закончилась; правительство соседней нейтральной Камбоджи было не в состоянии контролировать положение дел на собственной территории, где и обосновались партизаны после изгнания из Южного Вьетнама. Всю вторую половину 1968 г. и первую половину 1969 г. небольшие, хорошо вооруженные группы без проблем переходили камбоджийско-вьетнамскую границу и нападали на конвои грузовых автомобилей и гарнизоны в Южном Вьетнаме. Мелкие отряды базировались и в самом Южном Вьетнаме, но основные базы находились в Камбодже. Логично было не «ловить блох» в бескрайних джунглях, а разгромить базы, не считаясь с тем, что они находятся в формально нейтральной стране. Основной удар наносили южновьетнамские войска, но и янки в стороне не остались. 1 мая 1969 г. правительственная пехота при поддержке танков 11-го бронекавалерийского полка атаковала лагерь, который американцы называли «Фишхук». С воздуха на лагерь был высажен вертолетный десант. В ходе сражения было разгромлено несколько батальонов Вьет Конга. Два месяца понадобилось американцам, чтобы уничтожить все основные базы партизан в Камбодже. Ведущую роль в этом сыграла бронетанковая техника; вторжение в Камбоджу было самой крупной и самой удачной операцией вооруженных сил США во Вьетнаме с участием танков. Американцы одержали очередную победу, но как только они убрались из Камбоджи, базы коммунистов появились там вновь; партизанская война не угасала.

Несколько ранее вторжения в Камбоджу, 3 марта 1969 г. состоялся единственный за всю войну бой между северовьетнамскими и американскими танками. Ночью восемь ПТ-76 при поддержке БТР атаковали лагерь сил специального назначения в Бенхете. Американской разведке заранее было известно о нападении и гарнизон лагеря был усилен взводом танков M48 из состава 69-го бронекавалерийского полка армии США. Один ПТ-76 подорвался на мине, еще два были уничтожены огнем M48. Потери американцев составили один танк.

Основным боевым танком бронекавалерийских частей армии США во Вьетнаме стал M48A3, оснащенный дизельным двигателем. Это была хорошо сбалансированная в отношении бронезащиты и огневой мощи машина; экипажи этих танков особенно ценили устойчивость конструкции к детонации боекомплекта, при взрывах мин под гусеницами. Ремонтировали танки американцы редко, предпочитая заменять разбитые машины новыми.

Наряду с M48АЗ широко применялся легкий танк M551 «Шеридан». Первые 64 машины прибыли во Вьетнам в январе 1969 г., ими вооружили 1-й и 3-й эскадроны 11-го бронекавалерийского полка. В 1-м эскадроне «Шериданы» пришли на смену бронетранспортерам М113 (два БТР заменялись тремя танками), в 3-м – в пропорции один к одному заменили танки M48А3. Основной целью пребывания «Шериданов» во Вьетнаме поначалу были испытания с целью доказать нужность вооруженным силам США столь необычной единицы боевой техники. Противников у программы разработки и принятия на вооружение легкого танка с крайне слабой алюминиевой броней и очень мощной пушкой калибра 152 мм в Штатах хватало.
В начале войны в армии Южного Вьетнама имелись лишь легкие танки М24 и М41. Позднее США поставили своему союзнику средние танки М48.
Отношение к новым танкам в эскадронах, получивших их на вооружение, было диаметрально противоположное. Экипажи БТР охотно сменили М113 на пусть легкие, но все же танки. Другое дело в 3-м эскадроне: личный состав упорно не хотел пересаживаться с надежных и хорошо бронированных М48A3 на алюминиевые танкетки. Негативное отношение танкистов 3-го эскадрона еще более усилилось после подрыва одного «Шеридана» на мине, от взрыва которой сдетонировал боезапас танка, и в результате погиб механик-водитель, а другие члены экипажа получили ранения. Танк M48А3 в аналогичном случае отделался бы потерей одного-двух опорных катков. Впервые в настоящем бою «Шериданы» побывали в ночь на 10 марта. В реальных боевых условиях проявились сильные стороны этих танков. Обнаружив с помощью ИК-приборов ночного видения аткующих вьетконговцев, танки 3-го эскадрона открыли огонь, ведя стрельбу снарядами, специально разработанными для поражения живой силы на открытых пространствах (каждый снаряд был начинен 10 000 шариками). Утром перед солдатами, оборонявшими укрепленный пункт, предстала местность, густо усеянная трупами. И все же, даже успешный бой не переубедил танкистов в их резко негативном отношении к «Шеридану», слишком он был уязвим от мин и гранат РПГ-7.

Официальные испытания «Шериданов» в боевых условиях закончились в мае; командование, как и следовало ожидать, получило два совершенно различных отзыва: положительный и отрицательный. Естественно, в качестве средства огневой поддержки «Шеридан» лучше БТР М113, пусть и вооруженного тремя пулеметами, но хуже танка M48А3. По результатам боевого опыта была доработана система охлаждения двигателя, на днища танков стали дополнительно устанавливать титановые экраны, что несколько снижало риск детонации боезапаса от взрыва мины. К серьезным недостаткам отнесли и коррозию электропроводки во влажном тропическом климате, а также высокую вибрацию, возникавшую при движении танка. Несмотря на серьезнейшие недостатки «Шеридана», и прежде всего – уязвимость от мин и гранат, командование предпочло поверить отзыву танкистов 1-го эскадрона. В 1970 г. около 200 танков M551 находилось на вооружении во всех бронекавалерийских частях армии США, действовавших во Вьетнаме.

Недовольство в США «грязной войной» росло, надо было что-то делать. Выход был найден во «вьетнамизации» – замене американских подразделений южновьетнамскими. Янки начали сворачивать монатки: в 1970-1971 гг. из Вьетнама в США вернулось более 300 000 человек. Оставшиеся в Индокитае американские подразделения уже не брали на себя роль «локомотива» в ведении войны, они осуществляли лишь поддержку южновьетнамских частей и проводили небольшие локальные операции. Оказалось, что в наибольшей степени такому характеру боевых действий отвечают бронекавалерийские подразделения, обладающие высокой огневой мощью и мобильностью; неудивительно, что в 1971 г. среди американских подразделений, оставшихся во Вьетнаме больше половины были бронетанковыми.
М48 в ходе боев на улицах Сайгона в мае 1968 года. Танки М48 активно применялись во многих операциях, проводившихся в ходе войны во Вьетнаме.

Последней крупной операцией, в которой принимали участие американские танки (в основном – «Шериданы») и БТР, стало вторжение в Лаос весной 1971 г. Операция получила кодовое название Лам Сон 719; предполагалось, что удастся повторить успех кратковременной войны в Камбодже и разгромить базы Вьет Конга, расположенные на территории Лаоса, а также перерезать знаменитую «тропу Хо Ши Мина», прекратить подвоз снабжения по которой американцы безуспешно пытались в течении всей вьетнамской войны. Главная роль в планах вторжения отводилась южновьетнамцам – немногочисленные американские части предназначались для поднятия духа не очень надежного союзника. Правительственные войска, выделенные для проведения операции Лам Сон 719, включали две пехотных дивизии, одну дивизию морской пехоты и одну бронетанковую бригаду. Перед ними ставилась задача захватить города Алу и Тхепон, где находились перевалочные базы снабжения на тропе Хо Ши Мина. Наступление предполагалось вести вдоль старого колониального шоссе 9.

Операция Лам Сон 719, еще не начавшись, была обречена на провал.

Разбитая, не знавшая со времен французов ремонта дорога не могла обеспечить прохождение большой массы войск за короткое время, а обходных путей в покрытых горами окрестностях не было. Самое же главное – отлично сработала разведка Вьет Кон-га и ДРВ: время наступления, маршруты движения, количество войск противника – известно было буквально все. Командование северовьетнамцев перебросило на угрожаемый участок дополнительные силы, в том числе танки, артиллерию, усилило ПВО и сумело сохранить эти приготовления в тайне. Впервые, кроме устаревших Т-34/ 85 и легких ПТ-76, в боях должны были принять участие танки Т-54 и их китайские копии «Тип 59».

Наступление началось 8 февраля 1971 г. атакой 1-й бронетанковой бригады, 1-го и 17-го кавалерийского полков армии Южного Вьетнама. Несмотря на сильное сопротивление, танкистам при поддержке аэромобильных подразделений 10 февраля удалось захватить Алу. Этим успехи южновьетнамцев и ограничились. С юга и севера город и вертолетные зоны высадки вблизи него атаковали танковые части армии ДРВ. По американским данным, янки и их союзники уничтожили десятки Т-54 и ПТ-76 и не потеряли при этом ни одного своего M41, после чего начали планомерное отступление, превратившееся в паническое бегство (видимо, испугались десятков сгоревших танков). Так, в районе зоны высадки «32» уничтожено шесть Т-54 и шестнадцать ПТ-76 без потерь в тяжелой технике, посадочная площадка оставлена 16 февраля; в боях за Алу уничтожено 30 Т-54 и ПТ-76, потеряно девять М113, город оставлен 19 февраля.
Подбитый северовьетнамский ПТ-76.
Неизвестно, слышали или нет непрошенные гости о возвращении Наполеона из России, но в последующие за 19 февраля дни шоссе № 9 очень напоминало старую смоленскую дорогу 1812 г. Командование армии Южного Вьетнама пришло к выводу, что еще неделя-другая таких «оглушительных» побед и воевать будет некому, надо отступать, а путь назад один – шоссе № 9, где полуразбитую армию уже ждали. Обратный путь оказался даже тяжелее: только в первой неделе апреля уцелевшие подразделения южновьетнамской армии смогли вырваться из Лаоса; ни танков, ни БТР у них на вооружении уже не было.

Операция Лам Сон 719 ускорила вывод бронекавалерийских подразделений армии США из Индокитая: последние танки были погружены на транспортные суда в 1972 г.

Кроме танков и самоходных гаубиц M107, M108, M109 и M110, вооруженные силы США использовали также легкие САУ M56 «Скорпион» и M42 «Дустер». САУ M56 были предназначены для борьбы с танками, во Вьетнаме их использовали для охраны грузовиков на марше. Эти САУ не пользовались популярностью: установленная на корпусе 90-мм пушка не имела бронезащиты, что приводило к высоким потерям среди расчетов самоходок. САУ M56 непродолжительное время использовались только ротой D 173-й воздушно-десантной бригады. Совсем другое отношение было к М42. Предназначенная для борьбы с низколетящими воздушными целями, она была вооружена двумя спаренными 40-мм автоматическими пушками М2А1, установленными в открытой сверху вращающейся башне. Высокая точность и хорошая скорострельность делали установку очень эффективной при обороне авиабаз и укрепленных пунктов. В то же время при сопровождении конвоев из грузовиков экипажи «Дустеров» несли потери, поскольку у этой самоходки башня не была полностью закрытой.

Вообще, проблема охраны автомобильных колонн стояла во Вьетнаме очень остро. Дороги постоянно минировались, на них регулярно устраивались засады. Чаще всего автомобили сопровождали танки M48 и «Шеридан», бронетранспортеры М113. Оригинальным решением стали бронированные грузовики. 2,5-тонные автомобили M35 и 5-тонные грузовики М54 обшивались бронелистами, в кузове устанавливалось несколько пулеметов и в результате получалась своеобразная «тачанка вьетнамской войны». Были случаи установки в кузове M54 корпуса БТР M113, при этом удавалось обойти противоречие между колесами и гусеницами. Как правило, колесные машины имеют лучшую мобильность, но худшую защищенность. Единственными бронеавтомобилями «от рождения», применявшимися во Вьетнаме, стали V-100 «Командо». Чаще всего их использовали ВВС и военная полиция для охраны авиабаз. Кроме американцев, в боевых действиях принимали участие ограниченные контингент из Южной Кореи, Филиппин и Австралии. На вооружении подразделений этих стран имелись БТР М113, но если в корейских и филиппинских подразделениях количество таких машин было незначительным, то австралийцы прислали на помощь союзникам в деле борьбы с «мировым злом» несколько бронекавалерийских эскадронов, оснащенных БТР М113 и танками «Центурион» Mk.V.
Самым массовым танком, состоявшим на вооружении американских войск во Вьетнаме, стал М48АЗ. Благодаря своей сравнительно небольшой массе он лучше других подходил для использования на мягком грунте.
Австралийские части действовали во Вьетнаме с 1967 г. по 1971 г. «Центурионы» зарекомендовали себя с самой лучшей стороны: боезапас при взрывах мин не детонировал, лобовую броню гранаты РПГ-7 не пробивали. БТР М113, прибывшие с «зеленого» континента имели усиленное вооружение: на них устанавливались башни от бронеавтомобилей V-100 с двумя пулеметами или башни от бронеавтомобилей «Саладин», вооруженные 76-мм пушками. В крупных боевых операциях бронетехника австралийцев участия не принимала.

Бои в Лаосе показали резко возросшую мощь коммунистов с одной стороны и – начало упадка военной силы их противников – с другой. Вьет Конг постепенно переходил от чисто партизанской тактики ведения войны к массированным атакам с применением тяжелой техники. В Ханое посчитали, что 1972 г. должен стать победным. По тропе Хо Ши Мина в Южный Вьетнам было переброшено огромное количество снаряжения и боевой техники, шла подготовка к решительному наступлению. В отличии от «новогоднего» наступления 1968 г. на острие атак должны были идти не партизанские формирования, а регулярные подразделения армии ДРВ. Разведки США и Южного Вьетнама, как и в случае с вторжением в Лаос, «отдыхали», поэтому огневой удар, нанесенный 29 марта 1972 г. по позициям южновьетнамцев вдоль демилитаризованной зоны в районе 38-й параллели, и последовавшие за ним атаки пехоты и танков были внезапными. Задним числом ЦРУ посчитало, что в наступлении принимало участие до 700 танков, главным образом Т-54. Основной удар пришелся по недавно сформированной 3-й пехотной дивизии армии Южного Вьетнама. Дивизия была смята и, потеряв почти все тяжелое вооружение, отброшена к городу Куангчи. Задержать наступление удалось спешно переброшенному к г. Куангчи 20-у танковому полку, недавно перевооруженому новенькими M48, морским пехотинцам и рэйнджерам. Опять же, если верить американским данным, в 20-м полку служили сплошь и рядом узкоглазые Михаэли Виттманы: 2 апреля рота M48 без потерь со своей стороны уничтожила два Т-54 и девять ПТ-76, а всего к 20 апреля танкисты 20-го полка (без потерь со своей стороны, естественно) уничтожили более шестидесяти Т-54. Надо сказать, что в боях за Куангчи впервые во Вьетнаме были использованы ПТУР «Малютка», так что можно уверенно говорить о том, что горели в тех местах и M48 и M113, и неплохо горели.
Высадка М48 с борта танкодесантного корабля. При установленном оборудовании для подводного вождения N148 способен преодолевать по дну водные преграды глубиной до 4,4 м.
Северовьетнамские части действительно понесли большие потери и к середине апреля линия фронта стабилизировалась, но ненадолго: 27 апреля началось новое наступление. Танковый кулак разорвал линию фронта, над обороняющимися частями южновьетнамцев нависла угроза окружения к северу от Куангчи. Началось планомерное отступление, местами переходящее в бегство. В передовых частях отступающих шли славные танкисты 20-го полка, ломая своими машинами хрупкие бамбуковые мостики через местные реки. 2 мая Куангчи пал. Длившееся месяц сражение закончилось: для продолжения наступления у северовьетнамцев сил уже не было; линия фронта стабилизировалась, теперь уже надолго. Танкисты 20-го полка заявили об уничтожении в ходе этих боев более 90 танков Т-54 и ПТ-76, все свои потери они отнесли на счет слабых мостов над реками и прочих небоевых повреждений. Насколько велики были эти потери, можно судить по тому факту, что сразу после окончания сражения ядро 20-го полка (правильнее сказать – остатки) было выведено на переформирование.

Одновременно с наступлением на Куангчи, наносились удары в направлении на города Контум и Плейку, расположенные вблизи границ Южного Вьетнама с Камбоджей и Лаосом; Анлок и Локнин, находящиеся к северу от Сайгона. Вблизи Контума имели место танковые бои между Т-54 и M41. Успех был на стороне уральской брони, но в целом южновьетнамцам удалось отразить наступление на приграничные города, в частности в боях за город Контум впервые были использованы вертолеты UH-1B, вооруженные ПТУР «ТОУ», экипажи которых записали на свой счет 15 танков Т-54.

Наиболее ожесточенные бои развернулись за город Анлок. Удержать город оказалось возможным только благодаря авиационной поддержке. По наступающим танкам и пехоте северовьетнамцев работало все, что могло летать: от стратегических бомбардировщиков Б-52 до новейших вертолетов огневой поддержки АН-1 «Хью Кобра». Авиации удалось отсечь пехоту от танков, и на улицах города Т-54 и Т-34 стали добычей гранатометов V-72 L.A.W., которыми были вооружены американские морские пехотинцы.

Из трех решительных ударов северовьетнамский армии, лишь один завершился успехом. Делом принципа стала задача выбить коммунистов из Куангчи. Для достижения этой цели были собраны все боеспособные войска южновьетнамской армии. После тяжелых уличных боев последователи дела «дядюшки Хо» оставили город. В конце года, потеряв огромное количество людей и техники, обе армии оказались в ситуации, имевшей место в начале года. В январе 1973 г. политики подписали соглашение о прекращении огня, что конечно же послужило военным сигналом к подготовке новых крупных операций.

Лидеры ДРВ планировали провести наступление ограниченных масштабов в 1975 г., а окончательная победа «дела мира и социализма» в Южном Вьетнаме откладывалась на 1976 г. Исход американцев из Вьетнама ускорил падение режима Тхиеу в Сайгоне на год. Атака на Сонг-Би в начале 1975 г. неожиданно для командования армии ДРВ имела успех больший, чем предполагалось. Командование северовьетнамской армией решило форсировать события. В феврале из Ханоя на Юг в обстановке глубокой тайны отбыл начальник генерального штаба генерал Донг Ван Минь. Он стал готовить крупную войсковую операцию по вторжению на территорию Южного Вьетнама. Первоочередной целью наступления был намечен город Бан-Ми-Суот, расположенный к югу от Плейку. Генералу Миню удалось обмануть сайгонскую разведку, которая до последнего момента считала, что удар будет нанесен на Плейку.
Северовьетнамские танки Т-54Б из 574-го бронетанкового полка на главной улице
г. Да-Нанг, 17 марта 1975г.
Операция «Цветок лотоса» началась в 2 часа ночи 9 марта с мощной артиллерийской подготовки. В 7.30 утра в атаку пошли Т-54, поддержанные пехотой 10-й дивизии армии ДРВ. Уже через час сопротивление 53-го полка правительственных войск было подавлено, остались лишь изолированные очаги обороны. Потери танкистов составили пять Т–54. Полностью город и окрестности были освобождены 18 марта. Коммунисты захватили большие склады снаряжения и значительное число БТР M113, но гораздо важнее было то, что удалось перерезать пути снабжения всего центрального плоскогорья Вьетнама. Президент Тхиеу принял решение эвакуировать войска и проправительственно настроенных жителей из горного района. Это было начало конца.

План предусматривал последовательное формирование и движение колонн под охраной танков и БТР. Эвакуация Плейку началась 15 марта. Военные и гражданские перемешались, весь план отхода сразу же рухнул, и под ударами подразделений армии ДРВ отступление перешло в паническое бегство. Ценой потери 320 танков, в основном M48, и нескольких сотен БТР, 60 000 отступающих (из 200 000, вышедших из Плейку и Контума) удалось вырваться из центрального района и достичь 25 марта побережья Южно-Китайского моря в районе г. Туйхоа.

Между тем, армия ДРВ нанесла серию сокрушительных ударов по всей территории Южного Вьетнама: 18 марта на юге пал город Анлок, расположенный всего в 100 км от Сайгона; к 18 марта на севере в районах городов Дананг, Куангчи и Хюэ части южновьетнамской армии были окружены и прижаты к морю. Успех вооруженных сил ДРВ побудил руководителей партии и государства принять 20 марта в Ханое план освобождения Сайгона. От наступлений с чисто тактическими задачами выбить противника из северных провинций Южного Вьетнама и с центрального плоскогорья было принято решение перейти к наступлению стратегическому. До конца марта все очаги обороны южновьетнамцев вблизи демилитаризованной зоны прекратили существование, последним, 29 марта был эвакуирован Дананг; из города морем было вывезено 50 тысяч человек гражданского населения и 16 тысяч солдат и офицеров. Интересно, где в это время были танкисты-снайперы из 20-го полка, которые так здорово расправлялись с Т-54 и ПТ-76 тремя годами раньше? На острие всех атак северовьетнамской армии шли танки, причем по количеству тяжелой техники армия ДРВ уступала вооруженным силам Южного Вьетнама (на начало 1975 г. армия ДРВ насчитывала около 600 танков Т-34, Т-54, Т-55, Т-59, ПТ -76 и гусеничных бронетраспортеров БТР-50 и M113 (трофейные); армия Южного Вьетнама – 350 танков M41 и M48 и 880 БТР M113). Тут бы танкистам с Юга и показать класс, но нет – танковый нож коммунистов вонзался в тело Южного Вьетнама как в масло. 1 апреля освобожден Туйхоа, 3 апреля захвачена крупнейшая в Южном Вьетнаме военно-воздушная и военно-морская база Камрань; 7 апреля из танковых пушек обстрелян Сайгон. Последний рубеж обороны столицы проходил вблизи города Хуанлок, сражение за который продолжалось до 20 апреля, а 25-го президент Тхиеу эмигрировал на Тайвань. Падение Сайгона было вопросом времени.
Северовьетнамский Т-54Б №833 из 202-й бронтанковой бригады въезжает во двор Президентского дворца в Сайгоне, 30 апреля 1975г.
Авиабаза Тан-Сон-Нат, расположенная в предместьях Сайгона, была взята штурмом 29 апреля. Вечером того же дня танкистам 203-го танкового полка было приказано 30 апреля взять штурмом президентский дворец (на вооружении полка кроме бронетехники советского и китайского пороизводства находились трофейные танки M41 и M48, БТР M113). На рассвете, сметая все на своем пути, Т-54 ворвались в город. По дороге они подстрелили четыре некстати подвернувшихся М113 – это были последние гусеничные машины, уничтоженные в ходе вьетнамской войны. В 12.15 танк Т-54 с бортовым номером 843 вышел к президентскому дворцу. Война закончилась.

Поражение созников во вьетнамской войне на Западе часто объясняют численным превосходством коммунистов, что в корне неправильно. Если на то пошло, то численное превосходство у них было всегда, почему же тогда в 1975 г. не повторились провальное, с военной точки зрения, «новогоднее» наступление 1968 г. или «ничья» 1972 г.? Просто северовьетнамцы научились воевать и, в том числе, грамотно использовать танки. По количеству тяжелой техники их противники имели превосходство на протяжении всей войны, но так и не сумели провести ни одного наступления, сравнимого с операцией «Цветок лотоса». Уже в 1972 г. коммунисты в больших количествах и довольно умело использовали бронетанковую технику, но тогда в воздухе господствовала американская авиация, сумевшая справиться с танками. Три года спустя южновьетнамские летчики тоже пытались штурмовать танковые колонны, однако самолетов и вертолетов было мало, а выучка пилотов оставляла желать лучшего (стоить отметить, что у наступавших прикрытие с воздуха отсутствовало в принципе). Кроме того, коммунисты учли опыт 1972 г.: в боевых порядках танков находились БТР-50, вооруженные автоматическими зенитными пушками и расчеты ПЗРК «Стрела». Победа в танковой войне во Вьетнаме, впрочем, как и в войне в целом, осталась за вооруженными силами Демократической Республики Вьетнам.

Статья М.Никольского из журнала «Техника и вооружение» №4/1998 г.
Использованы фото из книг издательства Squadron/Signal Publications inc. и сайта http://vooruzenie.ru.
  

Комментариев нет:

Отправить комментарий